Музыка Южного Урала вобрала в себя мелодии разных народов

Музыка многое открывает в понимании, какими были наши далекие предшественники, что передалось через века новому поколению. Мелодия сохраняется памятью народа и создается вдохновением современных композиторов.

Челябинский автор Татьяна Шкербина обратилась к созданию музыки для хореографической сюиты «Аркаим». Подобно археологам, композитор попыталась реконструировать картину прошлых веков.

«В то время какие могли быть инструменты? Те же струнные произошли из натянутой тетивы лука. Те же деревянные духовые инструменты, те, которые сегодня бытуют: флейты, фаготы, кларнеты – их в то время не было. А что могло быть? Тростники, полые внутри, в зависимости от диаметра, количества клапанов. Могли быть предшественники вот такие», – говорит Татьяна Шкербина, композитор, педагог.

Изучение исторического материала, экскурсии в археологические лаборатории помогли Татьяне Шкербиной в музыке отразить эпизоды из жизни древних ариев. Они жили в гармонии с природой, в отличие от современного потребительского мира. Этот конфликт заложен в либретто Константина Рубинского. Одна из девяти картин – «Похороны жрицы».

«Плакальщицы оплакивают убитую Ясну, жрицу. Но неожиданно в середине номера картина повернулась на какой-то свет, на какое-то тепло. И пошло не так, как принято», – рассказывает Татьяна Шкербина.

Геннадий Борисович Зданович оценил, насколько глубокой может быть интуиция композитора. От ученого Татьяна Шкербина узнала, что оказывается… «Когда человек умирал у древних ариев, они – особенно высокопоставленных лиц – они их сжигали. Сжигали на костре, чтобы его душа быстрее соединилась с Богом Солнца. Они радовались, что душа соединилась с Богом».

Полистилистика, разные композиторские техники, использование цитат из уральского фольклора – все это тот талантливый замес в произведении, которое открыло для нас образное восприятие Аркаима. «Прекрасно то, что с помощью искусства можно о древности узнать больше, чем мы узнаем с помощью лопаты», – делится Геннадий Зданович, профессор, научный консультант проекта.

А о чем можно узнать при помощи национальной кухни? В семье Татьяны Шкербиной и Николая Малыгина съемочную группу программы угощали борщом. И обсуждение нюансов рецепта повернуло разговор на тему украинских корней известного уральского композитора, музыканта, педагога. «Музыкант я в маму. Мама моя с Украины, с Полтавы. Украина – вообще богатая страна. И самое главное ее богатство – это песенная культура. Это несомненно. Она ничуть не уступает итальянской песенной культуре», – считает Николай Малыгин, композитор, педагог.

«Украинскую рапсодию» Николай Малыгин посвятил своей маме. Произведение – особенно в последнее время – часто звучит в концертных программах. «Все песни, которые там «Реве та стогне Днипр широкий», «Черны брови, черны очи», «Ты ж мене пидманула» – это даже вспоминать не надо, они все на слуху. Почему я выбрал самые популярные темы? Потому что рапсодия должна отражать духовный мир человека», – поясняет Николай Малыгин.

Николай Никитич Малыгин признается, что сегодня глубже понимает и чувствует украинский мелос и очень хочет обратиться к нему в следующих произведениях. Но пока все-таки больше и как композитора, и как исполнителя, и как автора 14 изданных музыкальных сборников Николая Малыгина мы знаем по циклу «Костромские акварели», произведениям на стихи Сергея Есенина.

Николай Никитич Малыгин был членом жюри различных конкурсов. На одном из них похвалил обработку песни, сделанную Фаридом Сикмаевичем Насибуллиным. Преподаватель Кассельской школы искусств в Нагайбакском районе полюбил баян еще мальчишкой в родном городе Копейске. «А в то время баян был популярным. Мать уже выгоняла меня из дома. Иди, иди – на улице играй. А мы шахтеры потомственные, у нас уголь бесплатно. Я баню затоплю, сижу, играю. Полюбил я и до сих пор обожаю. Губайдуллина – она говорила «Я люблю баян за то, что он дышит», – рассказывает Фарид Насибуллин, преподаватель детской школы искусств поселка Кассель Нагайбакского района.

Кажется, дышит и та музыка, которую пишет сам Фарид Сикмаевич. Он окончил Челябинское музыкальное училище имени Чайковского и больше тридцати лет назад приехал в Нагайбакский район. Татарская музыка ближе по крови, но с удовольствием обращается и к нагайбакским мотивам. «Я стараюсь охватить весь звукоряд. От пентатоники сейчас уходят. Музыка не стоит на месте, она развивается. Сейчас и полутона идут, полностью звукоряд», – отмечает Фарид Насибуллин .

В музыке и тюркских, и славянских народов есть общий кирпичик. «Три звука, его называют по научному трихор» – вот он. Он оказался, этот трихорд, удивительно универсальным. В татаро-башкирской музыке он любит выкладываться линейно туда-сюда, как сама степь, как ветер, как табун коней по бескрайней степи. Вот он. Этот же ген в славянской культуре прослаивается другими звуками. И не даром у нас орел смотрит и на Запад, и на Восток. Мы такие вот. И пусть нам завидуют все!» – говорит Вера Харишина, заведующая кафедрой истории и теории музыки ЧГАКИ.

Воспитанник Анатолия Кривошея  Шамиль Сабиров – татарин, вырос в Казахстане. В этом году на конкурсе «Души открытое окно» международное жюри присудило ему первую премию, отметив сочетание академической школы и национального колорита. «Слушаю музыку татарскую, казахскую, современную классику. Все это, видимо, смешивается. И получается что-то свое», – делится Шамиль Сабиров, студент ЮУрГИИ.

Шамиль Сабиров сочетанию академической школы и народной музыки учится у Анатолия Кривошея, а он, в свою очередь, эту традицию унаследовал от Вадима Бибергана, автора «Русских потешек», и Евгения Земцова, который до сих пор продолжает писать на фольклорные тексты. Большое значение для Анатолия Давидовича имело знакомство, переросшее в творческое содружество – с Анатолием Викторовичем Глинкиным. «Он меня постепенно влюблял в южноуральский мелос, мы с ним расшифровывали, обрабатывали, аранжировали те русские народные мелодии казачьего фольклора, которые он собирал на всей территории Южного Урала. Этот язык стал настолько свой, что я перестал цитировать какие-то интонации, а сам стал писать этим языком, который трудно уже отличить от народного», – признается Анатолий Кривошей, композитор, заведующий кафедрой теории, истории музыки и композиции ЮУрГИИ.

Кантата » Уральские песни» – в репертуаре магнитогоской капеллы, Челябинского камерного хора, звучит в Москве на хоровых форумах, на радио. Один из номеров под названием «Из Уралечка» занял первое место на конкурсе композиторов в Санкт-Петербурге. В конкурсе участвовали 162 произведения авторов Европы, Австралии, Америки. «Не отказываюсь ни от одних из своих корней. Это и еврейские, это и украинские, это и польские корни. Интересно в свете сегодняшних событий, но мне ближе всего та культура, от которой у меня нет ни капли крови – русская культура», – говорит Анатолий Кривошей.

Земля Южного Урала стала родной для 132 национальностей. У каждого из народов сложилась своя мелодия. Но как в одном озере отделить воду разных природных ключей?

Последние новости

Еще интересные новости