Наркополиция предлагает лицензировать деятельность нарколечебниц

Избавлять зависимых от зависимости — только по лицензии. Региональный Госнаркоконтроль выступил с инициативой создать реестр реабилитационных центров.

По официальной статистике, 160 тысяч южноуральцев допускают прием наркотиков. 24 тысячи — больны наркоманией. Если учесть, что каждый такой «зависимый» за свою жизнь вовлекает в употребление зелья 30-40 человек — возможно, мы стоим на пороге катастрофы. Чтобы ее не случилось, и были придуманы реабилитационные центры. Сегодня в Челябинской области работают почти полсотни таких организаций. Главная задача которых — не только избавить от зависимости на уровне физиологии, но и вернуть наркомана обратно в общество. «Возникает конфликт больного человека с обществом, — отмечает Борис Изаровский, главный врач Челябинской наркологической больницы. — И чтобы помочь такому человеку, необходима реабилитация».

Однако, по данным регионального наркоконтроля, только 10 процентов реабилитационных центров на самом деле помогают людям. Остальных все чаще называют «сомнительными лечебницами» или относят к так называемым сектам.

— Давно вы здесь?
— Дня четыре точно.

На самом деле этот человек провел в реабилитационном центре 8 месяцев. И за это время забыл, как сюда попал. Дом в поселке Смолино превратили в «больницу» для наркоманов последователи религиозной организации христиан Веры Евангелистской. Которые рассказали, что помогают людям избавиться от зависимости молитвами и песнопениями. Эдуард сначала сам был пациентом. Потом начал привозить в центр новых людей. «Я вижу плоды, — делится он. — Я вижу, что приходит исцеление, я вижу, что приходит освобождение, я вижу – приходит просветление. Люди были наркоманами, становятся бизнесменами, люди начинают… Вера, вера в Иисуса Христа».

Месяц терапии в подобных центрах стоит от 10 тысяч рублей. После реабилитации бывшим наркоманам нередко помогают устроиться на работу с условием, что часть заработка он будет отдавать своим «врачевателям». Такая традиция существовала и в этой организации, что стало поводом для визита сотрудников правоохранительных органов. А Игорь Шабалов вообще платил по 35 тысяч рублей каждый месяц за то, чтобы гроб с его живым сыном закапывали в землю. Об этом заявил сам Артем, когда сбежал из «неофициальной больницы». Эти слова в точности повторила Инна, она тоже из Магнитогорска. И рассказала, как их «лечили» в башкирском реабилитационном центре. «Забили крышку гроба гвоздями, я почувствовала, что меня выносят на улицу, — вспоминает Инна, бывшая пациентка реабилитационного центра. — Когда начали кидать землю, я потеряла сознание».

Как исключить подобные инциденты? Сотрудникам наркополиции пока не совсем ясно, учитывая, что в России в принципе не существует стандартов проведения социальной реабилитации наркоманов. «Грантами и субсидиями могут воспользоваться деструктивные силы, и опасность в том, что они могут формировать новых адептов на территории России», — комментирует Евгений Савченко, начальник регионального управления ФСКН по Челябинской области.

Унижение вместо выздоровления и ломка психики вместо физической ломки. Родственники наркоманов все равно будут продолжать хвататься за любую возможность исцелить их от зависимости. И спрос на услуги реабилитационных центров вряд ли скоро упадет. Именно поэтому в наркополиции считают, что гарантировать настоящую, а не сомнительную помощь таким пациентам может только лицензирование нарколечебниц. Соответствующее предложение уже отправили в Общественную палату.

Последние новости

Еще интересные новости