Подвиг солдат в белых халатах (радиосюжет)

В годы войны с Южного Урала на фронт ушло большинство профессиональных медиков. Полевые госпитали организовывались у самой передовой и сотни тысяч солдат жизнью обязаны санинструкторам, которые выносили их с поля боя. А в тылу раненных спасали врачи эвакогоспиталей. Челябинская область приняла более 500 санитарных поездов и выходила почти двести тысяч бойцов.

О подвиге солдат в белых халатах – Олеся Тимонина в специальном проекте к 65-летию Победы.

Из письма санинструктора Маргариты Сергеевой: «Дорогая мама? Пули, как шмели, снаряды рвутся со всех сторон, все кругом горит: и земля, и Волга, но на все это даже не приходится обращать внимания. Раненых много, убитых еще больше, мы прячем раненых в канализационные трубы и руины, где за ними ухаживаем, а ночью переправляем на тот берег, где наши войска. Приходится всяко: и по-пластунски, и на бревнах, хотя бы как, но спасти». Это строчки из последнего письма Риты Сергеевой. Санинструктор из Златоуста не вернулась домой. Как и другие 68 врачей и медсестер, чьи имена сегодня высечены на мемориальной доске в музее истории медицины Челябинской области.

А те, кто все же дожили до Победы, и по сей день помнят кошмары войны. Зоя Ивановна Курбанова на войну ушла в 1942 году добровольцем, попала в полевой госпиталь на Центральном фронте. Через три месяца госпиталь разбомбили. Из воспоминаний Зои Курбановой: «Мы попали в село Гремячье. В какой дом ни зайдешь, везде одни раненые и убитые. Мы сразу же операционную открыли, перевязочную. Я как старший операционный пошла по домам, смотреть раненых. И смотрю – в уголочке сидит молодая-молодая девушка, глаза закрытые, погоны у нее лейтенанта. Я подошла и говорю: «Ты-то чего сидишь?» Она говорит: «Я из медсанбата, полк весь разбомбили, мне осколком выбило оба глаза» – Я говорю: «Ты сиди, я сейчас сбегаю в операционную, сама за тобой приду. Я только-только вышла, как прямое попадание в этот дом и? его не стало. И вот эта девушка? сколько лет прошло, а она у меня всегда перед глазами».

В Челябинск, находившийся в глубоком тылу, война пришла вместе с первыми санитарными поездами. Запах гари, крови, сотни тысяч раненных. На разгрузку каждого эшелона давали не больше двух часов. Рассказывает Галина Кибиткина, заместитель руководителя областного архива: «Старались разместить пункты приема раненых очень близко к железнодорожной ветке, к вокзалам. Приспосабливали все. Если была возможность, то сами вокзалы, как, например, магнитогорский, превращали в эти пункты приема. Подъезжали санитарные машины, тяжелораненых – на носилках, легкораненые доходили сами, отправлялись в госпиталя. У нас было 90 госпиталей военных на территории Челябинской области. Понятно, что не хватало бинтов, не хватало ваты, и изготовить ее здесь не могли. Поэтому мох, сфагнум, обнаружили на одном из озер и использовали его в качестве ваты».

В госпиталях катастрофически не хватало персонала. Поэтому женщины, работавшие на заводах и других оборонных предприятиях, после смены шли в больничные палаты – мыли, стирали, ухаживали за раненными. Санитарками становились и старшеклассницы, вспоминает Анастасия Матвеевна Арепина: «В 27-й школе организовали госпиталь, и вот мы были там. Во-первых, нам еще что легко было. Ведь когда мы учились, каких только кружков в школе ни было: ГСО – гражданско-санитарная оборона. У нас навыки медицинских сестер уже были, мы умели уже перевязать и наложить лонгетку, и знали, как взять носилки. И вот мы работали санитарками. Там все приходилось делать: и убирали, и полы мыли, и письма писали, и концерты устраивали, то есть как-то их отвлекали».

Восстанавливать здоровье раненых, возвращать им силы помогал весь город. Ежедневно на станцию переливания крови обращалось до 700 доноров. Так что кровь поступала в госпитали бесперебойно и в нужных количествах. Только за 1941-43 год медики Южного Урала приняли почти 220 тысяч раненных. 80% бойцов они вернули в строй.

Последние новости

Еще интересные новости