Премьеру «Светлые души» по рассказам Василия Шукшина показали в НХТ

Идея использовать рассказы Василия Шукшина в качестве основы для драматического спектакля не нова. Наследие писателя многогранно и обширно и оставляет поле для экспериментов. Свой вариант инсценировки произведений классика отечественной литературы предложил и челябинский Новый художественный театр. Большая часть труппы — это выпускники Академии культуры и искусств. Для них знакомство с творчеством Василия Шукшина началось еще в студенческую пору под влиянием в те годы преподавателя, а теперь режиссера — Евгения Гельфонда.

«Специальной инсценировки я не писал», — рассказывает постановщик спектакля Евгений Гельфонд. Актеры читали рассказы Василия Шукшина, смотрели фильмы, делились впечатлениями, находили точки соприкосновения с персонажами. Многие ездили на родину писателя на Алтай, в село Сростки. Постепенно выстроилась общая канва действа. Спектакль «Светлые души» — это рассказы, объединенные общей проблематикой. Каждый из актеров играет по несколько персонажей. Актриса Татьяна Кельман делится: «Когда мы придумывали, мы старались давать какое-то общее название. Если женщина, то она либо верная, либо ласковая. Это собирательный образ женщины». Актриса Ксения Бойко отмечает: «Шукшинская женщина — это такая среднестатистическая русская женщина». Режиссер Евгений Гельфонд говорит: «Я в полной уверенности, что пройдя через шукшинские характеры, мои актеры серьезно как личности вырастут».

Герой рассказов Шукшина чудаковат, наивен, но наблюдателен и остер на язык. Это простой деревенский труженик. В его поступках нет подтекста. Но кажущаяся простота слов и поступков оборачивается трудными для актеров задачами. Есть опасность переиграть, перейти тонкую грань, за которой безобидный чудик превращается в сумасшедшего. Кроме того, необходимо не просто сыграть сельских жителей, но и прочувствовать то особое мировоззрение, какое отличает шукшинских героев. Актер Константин Талан признается: «Нам приходилось обращаться к своей эмоциональной памяти, ведь кто-то из нас жил в деревне, жил как я. И приходилось все это обновлять».

Половики, несущие печать рукотворности, железная посуда, лавки и табуретки, в процессе действия превращаются то в стол, то в печь. Минимализм способствует более полному раскрытию самобытных шукшинских характеров. А объединить разрозненные истории помогают музыкальные сцены. «Это, собственно говоря, какие-то скетчи, какие-то сцены, которые сделаны не как концертные номера, а связаны с композицией спектакля», — отмечает режиссер.

Последние новости

Еще интересные новости