Родственники погибшего дальнобойщика обеспокоены затягиванием расследования ДТП

Невысокая скорость расследования дела о ДТП. Близкие дальнобойщика, который погиб на трассе М5 в мае 2013 года, ждут выводов от правоохранительных органов и наказания для виновных уже больше семи месяцев. За это время родственники Василия Рачковского провели собственное расследование, написали письма во все возможные инстанции и постучали в двери всех кабинетов. Однако их будто никто не слышит.

Больше семи месяцев слез и непонимания. Больше семи месяцев писем, звонков и хождений по инстанциям. Светлана Рачковская признается: сил почти не осталось. Перед Новым годом она получила письмо, но долгожданный ответ из прокуратуры вызвал у вдовы дальнобойщика еще больше вопросов. Здесь написано, что запчасти фуры, которая врезалась в машину ее мужа, привезли на экспертизу в ноябре. “Что сейчас из-за загруженности экспертного учреждения экспертиза еще не проведена, – читает Светлана Рачковская, вдова Василия Рачковского. – Я сама позвонила в экспертно-криминалистический отдел, а им не поступали агрегаты на экспертизу”.

Василий Рачковский погиб 24 мая прошлого года на трассе М5 под Юрюзанью. Навстречу его “Ивеко” вылетела фура с омскими номерами. Как рассказывают близкие Василия, он прижался к обочине, но не смог избежать лобового столкновения – автопоезд “Ниссан” на спуске несся со скоростью примерно 150 километров в час. Южноуральские “Вести” показали репортаж об этом в октябре – уже тогда у вдовы и сына дальнобойщика были готовы результаты собственного расследования. Из независимой экспертизы ясно: у “Ниссана” отказали тормоза. “На фотографии видно, что под прицепом того “Ниссана” отсутствует одна тормозная камера: шланг, которой подходил к ней, просто заглушен был – пережат проволокой и кинут на мост, – показывает Владислав Рачковский, сын Василия Рачковского. – Чья это вина, кто это делал – никто ничего не расследует”.

Еще в октябре журналисты нашли водителя второй фуры, который рассказал, что машина была неисправна и что в день ДТП он предупреждал об этом собственника “Ниссана”. Однако у правоохранительных органов результатов расследования пока по-прежнему нет.

Светлана уже написала несколько жалоб в генеральную и в областную прокуратуру. Говорит, что пыталась попасть на личный прием, но безуспешно. Олег Заруцкий, который должен вести это дело, почему-то тоже не дает комментариев по этой ситуации. “Я с руководством согласую, позвоните позже”, – предлагает Олег Заруцкий, начальник отделения по расследованию преступлений на территории города Юрюзани.

Директор Центра по защите прав Алексей Мотылев резюмирует: средним сроком расследования уголовного дела считается два месяца. Но для России и для подобных историй о ДТП и семь с половиной месяцев и даже год, по его словам, – обычное дело. Светлане Рачковской он советует ждать, но не бездействовать. “Обращения в прокуратуру, в иные органы, в средства массовой информации означают, что про это дело не забудут”, – считает Алексей Мотылев, директор “Центра по защите прав”.

Однако для Светланы каждый день неизвестности и безнаказанности виновных в гибели ее мужа кажется вечностью. Женщина уверена: чем дольше идет расследование, тем чаще на трассу выходят смертельно опасные фуры-убийцы.

Последние новости

Еще интересные новости