Специалисты областного краеведческого музея отреставрировали стулья фирмы «Братья Тонет»

Венский краснодеревщик Михаэль Тонет сделал как минимум два открытия, увековечивших его имя. В середине XIX века, когда в моде были вычурные, массивные изделия со множеством деталей а-ля рококо, а-ля Людовик, он начал делать мебель из гнутой древесины. А позже запустил в производство 14-ю по счету модель стула, самую простую и безупречную. Тогда и родилось название «Венский стул».

Венский стул-долгожитель — легкий, удобный. Из гнутых деревянных прутьев изготовлены ножки, изящная спинка сделана в виде двойной петли. Расход материалов при этом минимальный. В Европе такие стулья шли нарасхват, повсюду открывались тонетовские магазины. А Михаэль Тонет, тем временем, сделал еще одно открытие: он первым понял, что при транспортировке мебели необязательно возить воздух. «Детали все были разборные. И чтобы перевозить на большие расстояния, они легко разбирались и упаковывались. На одном квадратном метре их входило 32 штуки», — рассказывает реставратор краеведческого музея Юрий Киселев.

Представительства фирмы «Братья Тонет» появились и в России. Венские стулья закупали для кабаре и театров, дворянских усадеб и дворцовых залов. Несмотря на внешнюю хрупкость, они были настолько прочные, что смогли пережить революции, войны, разруху. Но все же до нашего времени уцелели единицы. Стулья, хранящиеся в краеведческом музее, 1910 года выпуска, — это настоящие венские стулья, модель №14. «Стулья были расшатанные, сиденье было покороблено: вода попадала — рассыхались. Ну и, конечно, грязные, засаленные», — отмечает Юрий Киселев.

Как правило, предметы мебели живут много лет, переходя от одного хозяина к другому. Новые владельцы, чтобы немного подновить стулья, покрывали их лаком, грязь иногда соскабливали ножичком. Вера Таушканова, реставратор, говорит: «Они бывают очень поцарапаны, бывают лишние наплывы лака. Естественно, все эти наплывы и повторные покрытия лака надо снимать».

Чтобы вернуть венским стульям первозданный вид, реставраторы разобрали их на части, каждую деталь отмыли, на все отверстия (проще говоря, щели и дыры) приладили деревянные заплатки. Теперь тонетовские стулья — как новенькие. А рядом стулья более младшего возраста — советские. Здесь тоже использовано гнутое дерево — бук, правда, с добавлением березы. Они попроще, но формы родственны. А вот этот экземпляр попал в музей без сиденья. «Конечно, такое же сиденье сложно сделать — с некоторым прогибом, — считает Вера Таушканова. — Но мы постараемся найти такую фанеру, которую можно будет прогнуть».

Модели, разработанные в XIX веке, оказались настолько совершенны, что почти не меняются. В XXI веке они воплотились в пластик, легко вписываются в любой интерьер. Но в музей попадут нескоро. Вот если предмету пятьдесят лет, как этим стульям 1950 года выпуска, сделанным на майкопском мебельном комбинате, — он уже получает право на прописку в музейном хранилище. «Хоть они и отличаются, но они — музейные предметы. Этому стулу сто лет, а этому пятьдесят», — говорит Вера Таушканова.

Последние новости

Еще интересные новости