Вадим Воробей: “Государственное регулирование заключается в установлении предельной торговой наценки”

Пятого марта в медиацентре ГТРК “Южный Урал” прошла пресс-конференция, посвященная партийному проекту “Единой России” “Народный контроль”. Он работает в Челябинской области уже пятый год. Каждый день более 3 тысяч народных контролеров обходят магазины и аптеки и проверяют цены на продукты первой необходимости. Есть ли эффект от такой работы? Почему растут цены на продукты питания, произведенные в нашей области? Какие продукты порадуют покупателей снижением цены? Вернут ли систему продуктовых карточек в России? На эти и другие вопросы ответили участники пресс-конференции: Вадим Воробей, координатор проекта “Народный контроль”, Александр Надеин, депутат Центрального района Челябинска, и Елена Рысева, заместитель руководителя УФАС России по Челябинской области.

Наталья Малышкина:Пресс-центр ГТРК “Южный Урал” рад вас приветствовать. Проект “Единой России” “Народный контроль” существует в Челябинской области на протяжении уже почти пяти лет. Каждый день народные контролеры обходят магазины, а также аптеки, для того чтобы мониторить цены на продукты первой необходимости и на лекарственные средства. И не только ведут собственно мониторинг представители этого проекта, но также сообщают в соответствующие контролирующий органы, для того чтобы устранить эти нарушения в сфере торговли. Если эффект от этой работы? Почему все же растут цены, и мы это замечаем каждый день. Причем цены растут не только на продукты импортного производства, но и на продукты, произведенные в Челябинской области.

Вадим Воробей: Добрый день, уважаемые коллеги. Действительно, неделю назад широко разрекламирована была акция крупнейших торговых сетей и ритейлеров в Российской Федерации о том, что они замораживают цены на ряд социально значимых продуктов. Мы решили проверить, как реализуется данное положение в Челябинской области. Оказалось, что фактически никакой заморозки цен на социально значимые товары не происходит, наоборот, в ряде случаев мы выявили факты, когда под слоганом “заморозка цен” происходит повышение цены либо фиксирование цен на дорогостоящие продукты, которые сегодня не востребованы покупателем. Хочу привести несколько примеров, которые ярко характеризуют ситуацию. Из федеральных торговых сетей ритейлеров в Российской Федерации, которые присоединились к акции по заморозке цен, в Челябинской области мы исследовали три. Это магазин “Ашан”, торговая сеть “Дикси” и торговая сеть “Пятерочка”, которая у нас представлена в трех форматах. Торговая сеть X5 Retail – это торговая сеть “Пятерочка”, “Перекресток” и “Карусель”. Что мы обнаружили. На самом деле наиболее добросовестная компания, которая отнеслась к заморозке цен, – это “Ашан”. Потому что действительно они определили ряд социально значимых товаров, на которые зафиксировали цены. По большинству из них цена действительно оказалась социальной и интересной покупателю. Например, яйцо. Они дают цену самую низкую в городе, и действительно это акция сегодня востребована. По двум другим номинациям мы обнаружили диаметрально противоположную ситуацию. Например, заморожена… У них акция называется “Держим цены”. И заморожена цена на мясо птицы: 126 рублей 90 копеек. За день до начала этой акции эта же курица стоила 121 рубль. То есть повышение составило 5 рублей 90 копеек. Это составляет примерно 5 процентов от цены товара, и цена была повышена прямо накануне этой акции. Могу привести второй пример. Акция выглядит так. Начало акции “Держим цены” – полки магазинов пустые. Это говорит о том, что логистические вопросы, которые есть в этой компании, не решаются до конца. Еще хуже обстоит дело с такой номинацией социально значимого товара как рис. Накануне проведения акции “Держим цены” “Ашан” поднял цену на рис на 4 процента и зафиксировал цену не в самой нижней ценовой категории, а в высокой. То есть минимальная цена риса 48 рублей 58 копеек, а зафиксирована цена на 55 рублей 59 копеек. То есть практически на 14,5 процентов выше, чем аналогичный товар, представленный в этой же торговой сети.

Наталья Малышкина:Как региональное отделение Федеральной антимонопольной службы реагирует на замечания народных контролеров. Для вас это является сигналом или это “ну, сказали и сказали”. Что дальше?

Елена Рысева: То, что касается нашей деятельности. Как только было введено эмбарго, мы сразу же начали проверять ценовую политику наших предприятий. И мы действительно отмечаем и отмечали, что есть определенное необоснованное поведение, на наш взгляд. Но оно разрешено законом. Мы сегодня отмечаем в структуре поставки продовольствия на рынок очень много посредников – перепродавцов. Но это действующим законодательством не запрещено. 

Но это действующим законодательством не запрещено. Это свобода экономической деятельности, свобода предпринимательской деятельности, это допустимо в силу закона. Поэтому убрать какое-то структурное звено из цепочки не представляется возможным. Действительно, у нас возникало много вопросов и к торговым домам, но это допустимая форма предпринимательства. Вместе с тем мы дали рекомендации торговым сетям, крупным магазинам, чтобы они использовали практику обращения за поставкой товара непосредственно к производителю, что, безусловно, приведет к удешевлению.

Обращений о том, что отказали производители в заключении таких договоров, не поступало, тогда как отказ от заключения договоров карается законодательством, в частности, законодательством о торговой деятельности. Здесь можно привлечь к ответственности, выдать предписание и так далее. 24 товара. Мы практически по всем провели проверки. Мы выходили в торговые сети, мы проводили совместные проверки и с прокуратурой, и с Минсельхозом, сами выходили, фиксировали цены, были на складах, смотрели товарные запасы. Мы затребовали документацию, мы посмотрели их ценовое поведение: почему, в связи с чем произошло увеличение цены. Давайте будем объективны, будем отдавать себе отчет, что у нас складывается такая ситуация в стране. То есть мы живем сегодня в новых экономических условиях.

Наталья Малышкина: Несмотря на огромное количество проверок, цены все же действительно растут. Мы сами ходим в магазин и все это знаем. Не пора ли уже сейчас вводить некое государственное регулирование, гарантированное регулирование торговой наценки. Я знаю, что с подобной инициативой выступает “Народный контроль”.

Вадим Воробей: Да, у нас есть ряд мероприятий, которые поддержаны депутатами Законодательного собрания Челябинской области, по стабилизации и снижению цен на продукты питания первой необходимости. Одно из важных мероприятий называется Федеральный закон “Об основах государственного регулирования системы торговли”. Так вот, элемент государственного регулирования в том и заключается, чтобы установить предельную торговую наценку (оптовую и розничную; оптовую – по всей цепочке поставщиков, розничную – в конкретной торговой сети, не более 15% на первой и второй стадии). Данный закон является абсолютно рыночным, действует в большинстве стран Евросоюза и США. Никакого дефицита продуктов питания он вызвать не может. Я привожу пример, что сегодня такая мера регулирования действует в отношении, например, детского питания, действует на 608 наименований лекарственных препаратов, относящихся к группе жизненно важных. Никакого дефицита там нет. Какой может быть дефицит.

По гречке. Ежегодное потребление гречки в Российской Федерации – 600 тысяч тонн. Собрали осенью 690 тысяч тонн, еще 100 тысяч тонн будет собрано весной. Продукт абсолютно не экспортный. Вопрос: какой дефицит может быть по данному продукту? Может быть только профицит, и должно быть снижение цены. На мой взгляд, есть все основания, чтобы говорить о том, что это спекулятивный рост, когда цена на гречку увеличилась до Нового года в 3 раза. В августе была 17 рублей. Сегодня минимальная цена – 54 рубля. Я считаю, что это мера спекуляции, которую можно предотвратить. Но только тогда, когда будут внесены изменения в федеральное законодательство. Это первое. Второе. У нас по-прежнему Федеральный закон “Об основах государственного регулирования системы торговли” содержит такое положение, как так называемые ретробонусы, когда производитель поставляет продукт питания в торговую сеть и после реализации производитель благодарит торговую сеть за реализацию, и ретробонусы составляю 10%. По своей сути это скрытая торговая наценка, которая заложена не в системе торговли, а на стадии производителя продуктов питания.

Еще один важный момент: для того чтобы предотвратить введение в заблуждение покупателей, мы предлагаем торговым сетям вести предельно открытую ценовую политику. Мы просим каждую торговую сеть оборудовать рекламным баннером. (Есть 24 продукта, которые утверждены постановлением правительства, а не 24 наименования конфет, которые в некоторых торговых сетях пытаются выдать за социально значимые товары). Опубликовать на входной группе 24 продукта питания и торговую наценку, которую делает торговое предприятие на этот продукт питания. И мы тогда сразу же поймем, что за этим кроется.

Наталья Малышкина: Огромное спасибо за участие в этой пресс-конференции.

 

Полная версия пресс-конференции.

Последние новости

Еще интересные новости