Антидостижения Ирины Гладковой


Самая обсуждаемая сегодня новость – отставка министра экологии Челябинской области. Ирина Гладкова написала заявление “по собственному желанию”. Как пояснили в областном правительстве, губернатор рассмотрит документ в ближайшее время. О том, чем ознаменован был период деятельности министра Гладковой, вспоминала корреспондент ГТРК “Южный Урал” Ульяна Зайкова.

Большинству челябинцев уход Ирины Гладковой с поста министра экологии кажется вполне логичным. Именно при ней появились шутки про воздух, что видно, и город, который смог. Жители региона всего за несколько месяцев сумели собрать 20 тысяч подписей за отставку министра. То, что Ирина Гладкова написала заявление об уходе, практически сразу подтвердили в правительстве региона. О причинах там не говорят.

“На самом деле, Ирина Александровна находилась под очень жестким прессингом, скажем так, средств массовой информации и социальных сетей. Это, конечно, на любом живом человеке сказывается”, – говорит Дмитрий Федечкин, начальник Управления пресс-службы и информации правительства Челябинской области.

Если убрать эмоции и оставить факты, то получится: пока Ирина Гладкова возглавляла ведомство, Челябинская область постепенно скатывалась на дно экологического рейтинга. Например, в 2014 году, когда ее только назначили, регион был на 80-м месте из 85-ти возможных, потом резко скатился на 84-е, а чуть позже и вовсе уверенно обосновался на последнем.

Экологи-общественники считают, главная причина такого падения – бездействие министерства экологии. По опыту говорят: любые предложения там встречают в штыки. А собственных идей у чиновников практически никогда нет.

“Инициативы появлялись, но они встречали недопонимание, сопротивление, там не видели конечного результата. К сожалению, слаженной работы мы не увидели”, – делится Виталий Безруков, эколог.

За последние годы количество дней со смогом выросло в четыре раза. Это подсчеты депутатов Заксобрания области. По их информации, в Челябинске еще в 2012 году их было всего 70, сейчас не меньше 150-ти.

А вот чем дышат челябинцы в эти дни? В составе воздуха – бензопирен, сероводород, фенол и формальдегид. Их превышения в четыре раза и больше. Уголовные дела против загрязняющих воздух и воду предприятий все же возбуждают, но только благодаря прокуратуре и Росприроднадзору. Ирина Гладкова, тем временем, в интервью оправдывается: якобы для полноценной работы недостаточно полномочий. Да и сами челябинцы, мол, устраивают истерию на пустом месте. Но форменным издевательством горожане посчитали благодарность Совета Федерации, которую чиновнице вручили в декабре 2017 года. За вклад в развитие природоохранной деятельности.

Кто может занять пост министра экологии, пока неизвестно. Претендентов обсуждают в кулуарах. Но депутаты Госдумы, как и все южноуральцы, ждут принципиально новый подход к работе.

“Тому человеку, который сейчас придет на эту должность, ему, конечно, придется увязать участников этого процесса самых разных: и региональные, безусловно, структуры, и федеральные структуры, включая надзорные ведомства, и парламент федеральный, и общественников, причем вне зависимости от позиции этих общественников”, – отмечает Владимир Бурматов, председатель комитета Государственной думы по экологии и охране окружающей среды.

Вопросы, которые сейчас остаются нерешенными, это и сводные данные по квотам на выбросы для предприятий, и перенос челябинской свалки, и повсеместная вырубка деревьев. Только в 2017 году город лишился семи скверов.

Ульяна Зайкова

Последние новости