Челябинский цугцванг

Это слово из трех букв будоражит общественную жизнь, рождает многочисленные споры и дает богатую почву для разговоров, слухов и пересудов. ГОК. Точнее, Томинский ГОК – горно-обогатительный комбинат. Страсти вокруг его строительства не то что не затихают, наоборот, разгораются с новой силой. В поселке Томино пройдет митинг противников производства, а 4 ноября, в праздник, протестующие соберутся на Алом поле. Вопросов действительно очень много. И главный из них, как всегда, судьбоносный: быть или не быть промышленному гиганту в регионе?

Кто и как отвечает на этот вопрос? Аргументы за и против внимательно выслушал Лев Битков. Его фильм “Челябинский цугцванг” мы представляем в проекте “Уральский спецкор”.

Уже несколько лет он не дает челябинцам спокойно спать, хотя еще не построен. Вокруг него ведутся постоянные споры, проводятся митинги, пресс-конференции, круглые столы, но до сих пор до конца непонятно, что он из себя представляет. Томинский ГОК должен появиться в 25 километрах от самого центра Челябинска в 2017 году. Инициаторы проекта считают, что он принесет прибыль городу и области, противники предостерегают: промышленный объект отравит в миллионнике воздух, землю и воду.

История горно-обогатительного комбината начинается еще в 2006 году. На этих архивных кадрах вы видите, как представители английской компании Eureka mining подписывают соглашение на разработку Томинского и Михеевского месторождений с заместителем губернатора Владимиром Дятловым и тогда еще министром промышленности Челябинской области, а ныне главой Челябинска Евгением Тефтелевым. Стоимость проекта оценили в 342 миллиона долларов – почти 22 миллиарда рублей по сегодняшнему курсу.

Владимир Дятлов, заместитель губернатора Челябинской области (2003-2010 гг.): Если проект будет реализован, это будут крупнейшие иностранные инвестиции в Челябинскую область.

Но на томинских полях до сих пор пасутся коровы – проект не запустился. Лицензия на разработку месторождений отошла Русской медной компании. Снова рекордный инвестпроект попал в информационную повестку в 2012 году, когда во время общественных слушаний в поселке Томино металлурги натолкнулись на сопротивление со стороны местных жителей.

– Четыре километра, пускай четыре с половиной. Наверняка будут последствия.

Полная проектная документация томинского производства не опубликована. Общественности администрация ГОК периодически показывает разные схемы. Эта была на слушаниях в 2012 году, а эту продемонстрировали съемочной группе в сентябре 2015 года: параметры карьеров, отвалов и хвостохранилища различаются. Сама компания связывает это с изменением объемов добычи с 14 миллионов тонн руды, как планировалось изначально, до 28.

Горно-обогатительный комбинат будет заниматься добычей медной руды, для этого по одной из схем предусмотрены два карьера. Объект хотят расположить именно здесь, потому что Томинское является одним из пятидесяти крупнейших месторождений мира, по оценкам Международной независимой аналитической консультационной группы CRU.

Самый глубокий из карьеров, по одному из опубликованных документов, планируют выкопать до отметки 540 метров – это высота Останкинской башни.

Сегодня Томинский ГОК оказался в центре настоящей общественной и медийной войны. Уже давно челябинцы не были столь активны граждански. Горожане устраивают митинги: 10 сентября на Алое поле пришли до тысячи человек, а уже 27 – от 3 до 5 тысяч. Жители собирают подписи против строительства комбината. Подписные листы можно найти в магазинах, кафе, в офисах компаний. По данным на 29 октября, собрано почти 80 тысяч “живых” подписей и более 115 тысяч – электронных.

– Опять промолчим, опять проглотим? Сколько можно молчать?

Впрочем, систематичным протест не назовешь. Челябинский журналист, редактор Дмитрий Моргулес внимательно наблюдает за идущей борьбой, но пока не склонился ни к той, ни к другой стороне – слишком мало проверенных фактов. Он опубликовал статью “Томинский ГОК: эмоции и аргументы”. По его мнению, в этой битве у Русской медной компании есть достаточно веские аргументы, но не хватает открытости – например, как минимум не опубликован подробный проект предприятия. Противникам же строительства не достает как раз четких фактов, пока все сводится к эмоциям, плюс в протестных рядах в избытке тех, кто на этой теме хочет заработать имидж.

Дмитрий Моргулес, журналист: Товарищей с очень сомнительной репутацией, профессиональных оппозиционеров, которые залазят на любую потенциально громкую тему, дешево пиарятся и отпрыгивают.

Но большинство протестующих назвать профессиональными оппозиционерами все-таки сложно. Ольга зарабатывает на жизнь портретной фотографией, о политике особо не задумывается, зато думает о чистоте воздуха в родном городе. Серия ее снимков “А не спеши ты нас хоронить” (по названию песни “Чайф”) стала одним из символов движения борьбы против Томинского ГОК. На этих фото рядовые челябинцы и местные знаменитости в обычной обстановке позируют Ольге в респираторах.

Ольга Войцеховская, фотограф: Если это даже не поможет, но мы хотя бы что-то сделали. Потому что сидеть сложа руки – это не вариант.

365 дней – 365 пикетов. Противники строительства Томинского горно-обогатительного комбината планируют в течение года провести серию одиночных пикетов возле областной администрации. Активисты запустили экологическую вахту “Не молчи!”. Без выходных и праздничных дней.

Екатерина Захарова, участница пикета: Мы надеемся, что обратят внимание и начнут давать ответы. Потому что неизвесность пугает человека всегда.

По мнению людей, которые приходят на такие пикеты и митинги с самодельными плакатами, строительство ГОК нанесет непоправимый вред и без того многострадальной экологии Челябинска. В этом году в рейтинге чистоты российского Министерства природных ресурсов областной центр оказался на 70-м месте из 94-х. Больше всего страха у людей вызывает так называемое хвостохранилище предполагаемого комбината.

Чтобы понять, что такое хвостохранилище, съемочная группа ГТРК “Южный Урал” приехала в Карабаш.

“Как раз за моей спиной вы можете видеть дамбу этого самого хвостохранилища, она похожа на большой слоеный пирог, – показывает Лев Битков, корреспондент. – Под Челябинском будет похожая, с одной поправкой: она будет гораздо больше. А сейчас мы находимся на одном из самых высоких зданий в Челябинске. Посмотрите, какой отсюда открывается чудесный вид. Примерно такой же будет и с дамбы томинского хвостохранилища. Если верить проектной документации, которая попала в Сеть, ее высота, как и высота этого здания, будет составлять примерно 100 метров”.

Правда, в Карабаше медь добывалась другим способом и местное хвостохранилище по химическому составу отличается от будущего томинского. Более современное и похожее на томниское хвостохранилище сейчас возводится на Михеевском ГОК. Здесь будут складироваться отходы производства – так называемые хвосты. Если верить предварительной оценке воздействия на окружающую среду от компании “Геотехнология” (или, как говорят профессионалы, предОВОС), попавшей в Интернет, площадь, необходимая для размещения всех объектов комбината, составляет 3900 гектаров, из них 800 – это хвостохранилище. На схеме 2012 года, попавшей в кадр “Вестей”, его объем более 270 миллионов кубометров, а по предОВОС центра “Геотехнология” в 2015 году – уже на 200 миллионов больше, почти в два раза. Уровень дамбы в новом документе выше на 30 метров.

Посмотрите: стандартное футбольное поле. Его размеры составляют 0,7 гектара. При нехитрых арифметических действиях можно посчитать, что площадь хвостохранилища – это 1100 таких футбольных полей.

Масса отходов, по предОВОС, составит 600 миллионов тонн. Если учесть, что на предприятии будут трудиться 1200 человек, получается по 500 тысяч тонн или по 7,5 тысяч вагонов этой субстанции на одно рабочее место.

По словам начальника отдела охраны окружающей среды Томинского ГОК, все отходы можно причислить к веществам пятого класса опасности.

Наталья Хохрякова, начальник отдела охраны окружающей среды АО “Томинский ГОК”: Хвост – это пустая порода. Отход пятого класса – это практически не опасный для окружающей среды.

Однако экологи не верят в безопасность хвостов. Обогащение на ГОК будет вестись методом сернокислотного кучного выщелачивания. Это значит, что добытую руду будут поливать слабым раствором серной кислоты. Она заберет содержащиеся в земле оксиды меди и затем пойдет на электролиз, где из нее будут извлекать почти 100-процентный концентрат меди. Оставшаяся руда отправится в хвостохранилище. Если учесть, что Томинское – бедное месторождение (в руде всего 0,4 процента полезного металла), то из 1000 килограммов руды в хвостохранилище попадет 996. После выщелачивания хвосты будут пропитаны слабой серной кислотой.

Современные технологии позволяют ее нейтрализовать, однако оппоненты строительства Томинского ГОК не верят, что это будет сделано должным образом. К тому же общественники боятся, что на комбинате будет вестись и обогащение золотых руд, а этот процесс уже предполагает использование опасных ядов – цианидов.

Но даже без цианидов в так называемой пустой породе хвостохранилища будет содержаться почти вся таблица Менделеева: редкоземельные металлы, ксантогенат калия, цинк, молибден и еще очень много веществ далеко не пятого, а третьего или даже второго класса опасности, то есть серьезные токсины. Так, при переизбытке молибдена в организме нарушается пищеварение, работа почек, поражается структура легочной ткани, происходят сбои в процессе оплодотворения. Опять же, предОВОС компании “Бранан Энвайронмент”, заказанный РМК и выложенный на официальном сайте, утверждает, что концентрация опасных веществ не будет превышать нормы.

Юрий Черкасов, директор ООО “Южуралстройизыскания”: На Томинском месторождении в больших объемах обнаружен молибден, он почти весь пойдет в хвостохранилище, потому что в данных экономических условиях его никто не добывает.

По словам Юрия Черкасова, в свое время его фирма плотно работала с РМК и проводила изыскания для хвостохранилища Михеевского ГОК. Так что свалок отходов горного производства он повидал немало. В этой миске у него хранились пробы с хвостохранилища Александринской горно-рудной компании, что под Магниткой, тоже дочки РМК.

Юрий Черкасов: В трех чашках хранили грунты с александринского хвостохранилища. Чашки после этого оказались прожжены.

Сотрудники ГОК успокаивают, что хвосты никак не смогут попасть за пределы дамбы. Чтобы это не произошло, дно хранилища будет изолировано толстым слоем глины, дополнительную защиту от протечек создаст оседающая пульпа. Однако гидротехнологи не верят, что изоляция выдержит давление в несколько тысяч тонн на квадратный метр и химическое воздействие. Разрушение глиняной изоляции они считают делом времени.

Да и сама конструкция сооружения вызывает опасения. Дамба в Карабаше построена хоть и в прошлом веке, но по примерно такой же технологии, она намывается из самих хвостов. Кстати, любопытный факт. Отходы, в том числе из этого резервуара, так называемый Рыжий ручей несет в речку Сак-Элга. Оттуда они попадают в реку Миасс и далее – в челябинский водопровод. Так что из кранов в областном центре в том числе течет и кислая вода из карабашского хвостохранилища. А теперь важная деталь: это тоже объект Русской медной компании. На оздоровление Сак-Элги в прошлом году из бюджета Челябинской области было потрачено 16 миллионов рублей.

Но если даже мокрые хвосты не попадут в почву, некоторые специалисты боятся, что они высохнут. При обогащении руда разбивается в мелкую, очень легкую пыль. Не исключено, что ее будет сдувать в сторону Челябинска. По сегодняшней розе ветров Томинский ГОК хотят расположить аккурат с подветренной стороны. РМК оппонирует: поверхность хвостохранилища будет постоянно увлажняться, и пыль не сможет улететь.

Сергей Денисов, доктор технических наук: С этого хвостохранилища будет сдуваться около 400 тонн мелко-дисперсной пыли. Куда она пойдет? В Шершневское водохранилище.

К слову, Шершневское водохранилище уже находится на грани экологической катастрофы, при этом из него пьет почти половина населения Челябинской области. Альтернативных источников воды на сегодняшний день почти у полутора миллионов людей нет. Гидротехнологи серьезно обеспокоены за судьбу водоема. Раиса Казанцева, специалист с 50-летним стажем, директор Южно-Уральского института водного хозяйства, уверена, что по подземным каналам влага перетечет в карьер ГОК, а оттуда ее откачают мощнейшими насосами.

Раиса Казанцева, директор Южно-Уральского института водного хозяйства: Откачки из карьера приведут к уничтожению водохранилища.

Сотрудники ГОК настроены позитивнее.

Наталья Хохрякова, начальник отдела охраны окружающей среды АО “Томинский ГОК“: Водосборная территория, которая питает Шершневское водохранилище, – это водосборная территория реки Миасс и ее притоков. На площадку Томинского ГОК попадает в своей очень незначительной части.

Если посмотреть на Челябинск с высоты птичьего полета, томинское направление – единственное, где нет труб. Это окно, через которое чистый воздух попадает в город. План строительства ГОК предполагает вырубку, по разным данным, от 2 до 4 тысяч гектаров леса с подветренной стороны – областной центр лишится серьезной части своих легких.

При этом никогда нельзя исключать возможности техногенной катастрофы. Эти кадры были сняты в 2010 году в момент аварии на хвостохранилище алюминиевого ГОК в Венгрии.

Отдельная тема для споров – оздоровление земли после сворачивания производства. По закону РМК обязана выделять на это деньги с первого дня работы на площадке, озеленять территорию. Однако опасение активистов вызывает то, что на сегодня на Южном Урале полностью не рекультивирован еще ни один карьер.

Еще одна претензия оппонентов РМК, что общественные слушания по поводу ГОК проводились в селе Долгодеревенское, которое по прямой находится почти в 40 километрах от предполагаемого места строительства, а не в областном центре.

Экономический эффект ГОК эксперты признают одним из самых сильных аргументов в этом споре. По официальной информации Русской медной компании, Томинский комбинат будет стоить 55 миллиардов рублей и принесет бюджетам разного уровня почти 81 миллиард. Для региональной годовой казны в 111 миллиардов – цифра на самом деле внушительная.

Но и спорная. К моменту выработки карьеров, если темпы инфляции сохранятся на годовом уровне 10 процентов, покупательная способность этих денег сократится в три раза. Во-вторых, эксперты в области учета финансов сомневаются, что сегодня в принципе реально посчитать сумму налогов, а цифра 81 миллиард – просто реклама. Ее специалисты РМК рассчитали исходя из стоимости меди 6 тысяч долларов за тонну. При этом за последние 6 лет этот показатель изменялся от 3 тысяч до 10 и сегодня вышел на 5 тысяч долларов, а предприятие будет работать почти в 5 раз дольше.

Также налоговые отчисления в казну зависят от курса доллара, себестоимости добычи, которую формируют в том числе цены на топливо и энергию. Тоже далеко не самые стабильные показатели: за последний год доллар подорожал в два раза, нефть пропорционально подешевела. К тому же очень сложно говорить о почти тридцатилетнем горизонте финансового планирования отдельного предприятия во время, когда страна с трехлетнего плана переходит на годовой.

Наталья Чернявская, доцент кафедры учета финансов ЧелГУ:  Даже доходы бюджета, которые просчитываются достаточно реально, трудно просчитать трехлетним исчислением. Что же говорить про налоги? Оценить налоги как-то возможно, но разбег будет очень большой.

Томинский ГОК – это 1200 рабочих мест. Что может поправить ситуацию с занятостью населения в Коркино, которое специализируется на горной добыче. При этом цифра составляет всего 0,15 процента трудоспособного населения Челябинска. В инвестиционной стратегии области цветная металлургия названа одним из приоритетных направлений экономики. Однако мнение инвесторов об экологии является сдерживающим фактором финансовой привлекательности региона.

У него почти самая низкая оценка из всего списка – “-2”. Получается своеобразная вилка: развитая промышленность привлекает финансы, однако ухудшенная ей экология – отпугивает. В 2012 году областное правительство даже объявило о тендере на улучшение экологического имиджа региона в Интернете.

Светлана Доронина, начальник Управления пресс-службы губернатора Челябинской области: Челябинской области давно пора избавляться от неактуального и не соответствующего действительности имиджа, навязанного “радиофобами” и профинансированного рядом западных компаний.

Шум вокруг Томинского ГОК еще больше испортил экологический имидж области не только внешний, но и внутренний. Специалисты ожидают, что из региона начнут уезжать экономически активные люди. При средней зарплате в регионе примерно 25 тысяч рублей, если население Челябинска сократится на 7 процентов, то прибыль казны в 81 миллиард нивелируется потерей в виде налогов физических лиц.

Антон Каплюк, специалист по туризму “Школы Федора Конюхова”: Будет меньше денег в экономике, меньше студентов будет учиться, меньше предпринимателей, которые запускают проекты. И мы поехали по наклонной в сторону Карабаша.

Во время онлайн-интервью вице-президент по финансам и экономике Русской медной компании Максим Щибрик рассказывает, что рабочие места появятся не только на самом комбинате, но и у подрядчиков строительства ГОК, а большая часть от инвестированных 55 миллиардов осядет в Челябинске. Тем не менее сегодня все чаще говорят о финансовых проблемах компании.

По рейтингу РБК-500 за прошлый год, чистая прибыль ее составила минус семь миллиардов рублей, то есть РМК их потеряла. При этом цена на медь медленно, но верно снижается. В 2011 году тонна стоила почти 10 тысяч долларов, сегодня показатель упал до отметки 5. Снижется и прибыльность производства. При этом месторождение является низкорентабельным – в руде содержится очень маленький процент меди. Впрочем, есть несколько мнений.

Карьеры Томинского ГОК – это только первая очередь, РМК будет наращивать количество ям и увеличивать разработку вокруг построенного комбината. Например, сегодня компания судится за Биргильдинское месторождение. Второе мнение заключается в том, что основная цель разработки месторождения – это все-таки золото, а медь будет отдаваться по бросовой цене.

Максим Щибрик, вице-президент ОАО “РМК” по финансам и экономике: Если ты будешь строить тогда, когда рынок на подъеме, а он у нас волнами живет, то ты можешь выйти с продуктом в период низких цен – и твой доход будет гораздо хуже.

Если взглянуть на эту ситуацию со стороны государства, строительство крупного предприятия – это несомненный большой финансовый плюс, прибыль для казны. Но, как и в любой экономической модели, за прибыль области придется терпеть определенные издержки, в данном случае – экологические и социальные. То что они будут – несомненно, как утверждают специалисты. Элементарно вырубка от 2 до 4 тысяч гектаров леса и строительство химического производства не могут не создать давления на окружающую среду, вопрос в его силе.

Именно поэтому однозначного решения по Томинскому ГОК сегодня принять невозможно: не ясны, во-первых, прибыли от этого производства и уж тем более не ясны издержки. Их должен определить специальный аудит, инициированный областным правительством, но сегодня конкурс остановлен.

Наталья Сапрыкина, заместитель руководителя УФАС России по Челябинской области: Заказчик фактически подкорректировал объект закупки. То есть он его дополнил необходимостью выполнения экспертных заключений по ряду муниципальных образований, которые раньше отсутствовали.

Отдельную пищу для размышлений по поводу соседства миллионника и горно-обогатительного комбината РМК дает взрыв на карабашском предприятии компании в начале октября. Это вторая авария на производстве в 2015 году – в мае в сернокислотном цехе Карабашмеди случился пожар.

Однако официально позиция губернатора Бориса Дубровского остается прежней: принятие решения требует всестороннего изучения проблемы. На круглом столе представители Челябинской городской Думы заявили, что намерены инициировать по этому вопросу референдум.

Сегодня проект, что называется, находится на стадии Greenfield – то есть “зеленое поле”. Вопреки расхожему мнению строительство на томинских полях пока не ведется.

Ситуацию очень серьезно осложняет то, что обе стороны конфликта не готовы идти на компромиссы: например, обсудить добычу руды закрытым способом и вынос обогатительного производства с хвостохранилищем за пределы Челябинской агломерации. Теоретически руководство РМК подтвердило возможность таких схем. Именно бескомпромиссность ставит город перед очень сложным выбором. В шахматах это называется цугцванг – положение, при котором любой ход ведет к ухудшению ситуации: с одной стороны, общественные активисты гарантируют экологические проблемы, с другой – предполагаются миллиардные убытки. Шаг, который сделает Южный Урал, должен быть взвешенным и просчитанным, ведь здесь еще жить нашим детям.

 

 

Последние новости

Еще интересные новости