Александр Ряполов: “Финальный матч в фильме – 40 минут, мы его снимали 27 дней по 12 часов”


Сегодня говорим о большом спорте и большом кинематографе. Одним из главных событий уходящего года стала премьера фильма “Движение вверх”. Читайте интервью с Александром Ряполовым, сыгравшим легендарного Алжана Жармухамедова.

Матвей Кондрашов: Рад приветствовать! Рядом с вами чувствую себя “сусликом горбатым”.  Первый вопрос: “Какого роста ваши родители?”

Александр Ряполов: Мои родители достаточно стандартного роста. Мама – 1,75-1,76, а отец примерно 1,86, примерно так.

Матвей Кондрашов: Они вас анаболиками кормили?

Александр Ряполов: Нет, это генетика. Рост – это все же больше генетический вопрос.

Матвей Кондрашов: Понятно. Перейдем непосредственно к самому фильму. В принципе, начнем с вашей биографии. Готовясь к интервью, я посмотрел: у вас за плечами архитектурно-строительный факультет, работа прорабом – и вдруг вы исполняете то, о чем грезят многие. В первых сыграли в блокбастере и тут же еще стали олимпийским чемпионом. Как так?

Александр Ряполов: Это, скажем так, у человека есть мечта. Я, еще когда учился в Челябинске, когда был школьником, мечтал стать артистом, актером, но я понимал, что в Челябинске актерское хорошее не получить и что я очень высокий для этой профессии – я просто не смогу пригодиться,  потому что кино – это мир маленьких людей. А этот проект стал просто замечательной возможностью для того, чтобы можно было  исполнить две мечты.

Матвей Кондрашов: Событийно как это все происходило? Какой случай сыграл? Как произошло это самое движение вверх?

Александр Ряполов: Жизнь каждого человека состоит как из положительных,  так и из отрицательных моментов. И, наверное, я должен быть благодарен каждому моменту, и отрицательному и положительному, который  привел меня к этому итогу.  Я пытался после Челябинска “попробоваться”  в  команде “Триумф”, в подмосковную баскетбольную команду. Меня не взяли. Возможно, если бы тогда меня взяли, я бы не снялся в этом фильме – любое событие,  которое с нами происходит, имеет отпечаток. И я считаю, что вот та упорядоченность событий, что была у меня, возможно, она меня и привела вот к этому успеху.  Потому что, возможно, мне где-то бы чуть больше повезло, а где-то бы не случилась неприятность и этого бы не произошло. Не оказался ни в этом месте, ни в это время. Не встретился бы с Антоном Мегердичевым, который в последствие предложил мне роль Алжана Жармухамедова в фильме “Движение вверх”.

Я долго не играл в баскетбол, мой друг Саша Белов пригласил меня на тренировку, где тренировались актеры и дублеры. В тот момент он меня и пригласил на тренировку. И я приехал, чтобы спустя 1,5 года взять мячик в руки и вспомнить, как это делается. Но на этой тренировке оказался Антон Мегердичев, и мы с ним познакомились. Я пошел дальше заниматься своими делами, пошёл побросать мячик. Антон увидел меня стоящим на штрафной линии с длинными светлыми волосами в мешковатой одежде и подошел. Сначала обошел меня с одной стороны посмотрел, потом обошел с другой стороны посмотрел. Потом подошел и сказал: “Я не знаю какую, но я хочу дать тебе роль в этом фильме”. Изначально был разговор про другого персонажа.

Матвей Кондрашов: Да я читал в одном интервью, что изначально предложили роль Сергея Коваленко, самого высокого человека в команде, но потом переиграли на Алжана Жармухамедова. То есть про это событие я прочитал, но что повлияло в интервью было, как то не отражено.

Александр Ряполов:  Травма мальчика, которого на тот момент уже рассматривали на роль Жармухамедова. Мальчик травмировался, и начали искать нового  Жармухамедова. Сначала пытались найти высокого казаха. Но высокого казаха, играющего в баскетбол и еще артиста, найти очень сложно. Потом пошли по русским ребятам, и, в том числе, в этот список попал я. Антон предложил мне сделать пробы. Пробы прошли очень успешно, как в последствии оказалось, конечно. Потому что на тот момент я не знал, чем для меня это все может обернуться. Но итог известен. Пробы признала сначала жена Мегердичева – актриса, а потом признали и продюсеры и утвердили меня на роль Жара.

Матвей Кондрашов:  Пойдем по порядку, вот утвердили, пошло вживание роль. Наверняка приходилось перечитывать литературу, пересматривать игру, на основе которой вот и сняли фильм. Приходилось наверняка, и общаться с Жармухамедовым.

Александр Ряполов: Конечно. Начнем с того, что приходилось знакомиться с актерской профессией. Знакомство с актерской профессией началось с чтения книг Станиславского, Михаила Чехова, чтобы ознакомится с тем, что такое актер, как быть актёром. Александр Митта со своей книгой “Кино между адом и раем”. В последствие у меня был педагог по актерскому мастерству и работе с камерой – замечательный человек, я ему очень благодарен. Жаль не могу это сделать лично.  Общение с Жармухамедовым – у нас была встреча, где мы ему задавали вопросы. Оттуда я брал себе некоторые моменты.

Я пытался понять его отношения с людьми, отношение, в принципе, ко многим вещам, я смотрел очень много игр, документальные фильмы, любая информация, которая есть в интернете, наглядная, которую можно было посмотреть ознакомиться, как он двигается,  как он стоит, как держит плечи,  держит руки, чтобы перенять это себе. И, в последствии, я над этим работал, перенимал некоторые его моменты, черты характера, потому что  я считаю, что мы с ним во многом похожи, и тем самым был создан персонаж Алжана Жармухамедова.

Матвей Кондрашов: Чем похожи?

Александр Ряполов: Ну, так получилось, что я был намного крупнее чем он. Когда он меня увидел, ему сказали что вас будет играть Саша в фильме. Он сказал, что он в 1,5 раза крупнее меня,  хотя у нас одинаковый рост 207 сантиметров.  Меня режиссер попросил, и я похудел на 12 килограммов мышечной массы. Мне обстригли и покрасили волосы в темный цвет, поставили карие линзы и мы создали персонаж “русский индеец Алжан Жармухамедов”.

Матвей Кондрашов: Линзы же и вправду существовали. Но я читал в документалистике, что они позже появились.

Александр Ряполов: Но это его характеристика, она характеризует его как персонажа и, конечно, линзы были использованы в фильме.

Матвей Кондрашов: Вернемся к тому, что вы все же не актер. Сложнее было играть какие – то драматические моменты в фильме.

Александр Ряполов:  Сложнее это было сочетать. То есть сам по себе баскетбол в фильме очень сложный. Потому что тот же самый финальный матч, который мы можем видеть в фильме в течение 40 минут мы его снимали 27 дней по 12 часов в день, это был адский труд. И еще более сложным моментом было держать в себе напряжение человека играющего самую важную игру в своей жизни и показать это зрителю в последующем в течение 12 часов в день, 27 дней. Это очень тяжело играть в баскетбол и, при этом, показывать определенный драматизм  событий.

Матвей Кондрашов: Премьера состоялась. Уже можно сказать, что блокбастер,   судя по кассовым сборам, которые продолжают наращиваться. Вот какой момент, если говорить о сценарии. Кроме спорта там сочетается еще и политика. Именно политики сняли легендарного Гомельского, заменив его на Гаранжина. Кстати, почему заменили фамилию?

Александр Ряполов:  Проблема с родственниками.

Матвей Кондрашов: Проблема с родственниками – исключительно юридический момент.  Для меня это было удивительно, потому что все остальные игроки имеют свои имена. Продолжаем. Политики меняют Гомельского на Гаранжина.  Опять таки, в тот период надо побороть США. Вопрос в том: в этом фильме больше спорта или политики.

Александр Ряполов:  Я считаю, что в этом фильме нет политики, вообще. Здесь показано безусловное противостояние. Вот это время 1972 год – самый разгар холодной войны. Если говорить о настоящих событиях. А олимпийские игры тоже своеобразная площадка для развития этой борьбы. Двух огромных сверхдержав. Двух режимов коммунизма и демократии. И коммунизма и капитализма. Вот так.  И при этом столкновение вот этих двух команд в финале. Непобедимых американцев и, непонятно откуда взявшихся в этой игре, сборной СССР. Касаемо политики, что сверху убрали одного тренера, второго,  я не думаю что это политика. Гаранжин никому особо не нравился, как вы можете увидеть в фильме. Его взяли, потому что на кого-то нужно было поменять Гомельского. Гомельский бы проиграл, это было понятно, задание партии.  Касаемо политики мы здесь нигде не выгораживаем, не защищаем ни один, ни тот режим, мы не показываем, что одни плохие, а другие хорошие в той или иной степени больше чем другие. Мы показываем, что да был такой режим, да люди так жили, жизнь у них была такая. Приехали американцы, они живут по-другому это другая команда, это титаны, это самая сильная команда в мире, которую никто не мог победить. Но все – таки этот фильм про людей, про дружбу людей, про дружбу народов. Как они, вместе объединившись с разных республик, с разных частей этой огромной страны, собрались вместе в одном зале в одну команду с одним тренером. И тренер смог их направить и сделать из них настоящую команду. Помочь каждому из них. У каждого из них есть проблемы и каждому из них он помог. И когда он им помог, эти люди смогли добиться успеха. Сделать то, чего еще никто никогда не делал.

Матвей Кондрашов: Да, но, по-моему, американцы до сих пор эти три секунды так и не признали.

Александр Ряполов: Не признали. Я считаю, что это немножечко неспортивно. Все-таки тогда на той игре Олимпийской комиссией было признано тремя голосами из пяти, что выиграла сборная Советского Союза. Признать “защитанными”  два очка Саши Белова, и тем самым победу отдали СССР.  Они ждали до утра и ждали этого решения. Американцы не признали…. Ну не признали. Дай бог вам здоровья. А это их личное дело. Некоторые из них написали завещание, в которых они указали, что никто из их наследников не имеет права прикасаться к этим медалям и не в коем случае забирать из Олимпийского комитета.

 Матвей Кондрашов: Вы сейчас приезжаете, что вы видите в городе?

Александр Ряполов: В Челябинске я провел большую часть своей жизни. Я вырос здесь, я закончил здесь школу. Окончил свой первый институт. И играл здесь в баскетбол, научился в него здесь играть.  И что я сейчас вижу. Я вижу город, которому я хотел пожелать все-таки больше добра и более человечного отношения со стороны чиновников. Мне бы хотелось, чтобы он был чище, светлее.

Матвей Кондрашов: Как то так традиционно получилось, что у нас болеют больше за хоккей. Я в свое время работал заместителем директора в гандбольной команде “Динамо”, и мне было обидно, когда идет матч, игра мне кажется динамичной и зрелищной,  а на трибунах – 30-40 зрителей.  Сейчас баскетбол такая громкая премьера, по-вашему, склонна как то интерес больше возбудить у горожан или это такая сиюминутная штука?

 Александр Ряполов: Меня сюда пригласили “Челбаскет” это их заслуга, это мои друзья. Я с этими людьми, которые сейчас на сегодняшний день управляют баскетболом в Челябинске,  играл вместе. Это мои друзья, мои товарищи.  И я им очень благодарен, что они смогли найти возможности для того чтобы меня сюда пригласить. Я с удовольствием согласился. Просто живя в Москве, я наблюдал как развивается Челябинский баскетбол после того как я отсюда уехал. И здесь был в 2014 году такой яркий всплеск. Прямо все говорили – вся Россия, в Москве говорили. Челябинское “Динамо” – это было классно, ярко.  И они большие молодцы, я ими реально гордился. Но потом спорт опять закис. До этого меня жутко раздражало, и я надеюсь, что Михаил Валериевич видит сейчас эту историю, что он забрал спорт у всех нас. Забрал деньги из всех видов спорта у волейбола, у баскетбола, у гандбола  у водного поло, у чего угодно, у всех забрал деньги и отдал их в хоккей.  Я бы играл здесь. И мы играли хорошо, мы поднимали это спорт, когда развалился “Динамо Теплострой”. Вместе, каждый, бесплатно. И мы ничего за это не получили.  Михаил Валериевич забрал и те деньги и отдал их в хоккей. Я ему не благодарен за это.  Мне не нравится город, в котором есть один спорт. Я считаю, что в таком городе как Челябинск, в котором население больше миллиона человек, нужно развивать спорт. И не душить его  всякими способами, которые используют наши чиновники. И тогда еще был “Локомотив Полет” гандбольный, в котором меня тоже приглашали играть, и я пробовал в гандбол играть, и у меня хорошо получалось.  Меня тренеры знают оттуда. Они развалили, уже давно они начали это делать. И если бы не было этой поддержки, если бы не находились люди, которые всячески пытались поддержать баскетбол, его бы не было сейчас вообще. Не было бы детей, не было бы 8-й школы, не было бы дворца ДПШ. И я очень рад то, что есть люди, которые просто на своем энтузиазме создают этот баскетбол здесь. Почти безвозмездно.  Это “золотые” люди их нужно беречь и я считаю, что их нужно поддержать.

Матвей Кондрашов: И напоследок, хотелось бы увидеть от вас бросок, но вы в пиджаке, поэтому я знаю, что вы еще пишите стихи. Давайте закончим на поэзии.

Александр Ряполов: Да я пишу стихи, и недавно одно из моих крайних сочинений я назвал “Движение вверх”, как фильм. Но движение вверх это очень выражение такое глобальное .  Да оно не относится к фильму, оно относится к каждому из нас и к жизни. Я с удовольствием вам его прочту:

Когда взлетаешь постепенно вверх

Кто по дороге встретился, не обижаешь

Скорее, что они из тех

Чьих ты имён узнав, не забываешь

Там наверху немногие сидят

И устояв там, вскоре заскучаешь

А отвернувшись, заживо съедят

Ты снова в пропасть к людям улетаешь

И словно камень тело мчится вниз

И ты опять тихонько оживаешь

И снова ты увидишь тех людей,

Мимо которых вверх ты пролетаешь.

Последние новости