Родители против медиков. Суд выясняет обстоятельства смерти ребенка


В Челябинске сегодня начался суд по иску против врачей, их обвиняют в неоказании помощи двухлетней девочке. Три года назад она обгорела при пожаре в Аше, спасти ее не удалось. Халатность или некомпетентность? На этот вопрос предстоит ответить Фемиде. Позади следствие и многочисленные экспертизы, а сегодня свое слово сказали медики, сообщает корреспондент ГТРК “Южный Урал”.

Заседание настолько эмоционально, что судья несколько раз предлагает объявить перерыв. Мама погибшей девочки не перестает плакать – приходится заново переживать те часы, когда дочь умирала у нее на руках. Три года назад их дом вспыхнул за секунды. Двухлетнюю дочь Ирина вытащила из огня – малышка почти не дышала. Фельдшер скорой сразу поставил верный диагноз – “ожог дыхательных путей”, подключил ребенка к кислороду. Все это записано в сопроводительных документах. Во рту была сажа, на языке – волдыри. Правда, этих признаков “термо-ингаляционной травмы” почему-то не заметил травматолог в больнице.

– В области носовых ходов – пузыри. Что вы можете по этому поводу сказать?

– Пузырей не было, это точно, полость рта не только я смотрел, смотрел и педиатр.

– Никто не смотрел, ротик ей никто не смотрел, и не надо врать, вы стояли на расстоянии.

“Ожог верхних дыхательных путей” – напишут в заключении о смерти. Выживаемость – 30 процентов. Однако когда девочку привезли в больницу Аши, бороться за ее жизнь никто, по словам родителей, не собирался. Перевести в реанимацию отказались, даже когда малышка начала терять сознание.

“Показания врачей только подтверждают наши доводы о том, что они сами плохо понимали то, что происходит. Фактически, ребенок был оставлен более чем на семь часов без внимания”, – говорит Вадим Коротаев, адвокат.

По словам адвоката, он сам в прошлом реаниматолог, даже без диагностики девочку можно было подключить к кислороду, это спасло бы ей жизнь. Однако сделали это только в ожоговом центре Уфы, куда отец малышки сам перевез ее на своем автомобиле. Но через четыре дня ребенок скончался.

“Сказали, что то время, когда надо было подавать ей кислород, выводить из шока, это время было упущено. Спросили, почему сразу ее не привезли”, – рассказывает Ирина Квеквескири, мать погибшей девочки.

После жалобы врачей из Башкирии в челябинский Минздрав завели уголовное дело – “Причинение смерти по неосторожности”. Но состава преступления не нашли: медики в пожаре не виноваты, констатирует адвокат. Теперь, уже в рамках гражданского дела, заключение врачам не грозит: истцы требуют финансового наказания – четыре миллиона рублей. Ирина за годы следствия родила сына и дочь. У которой такие же кудряшки, как у погибшей Лианы, и даже похожее имя. Именно это, говорит женщина, дает силы жить и добиваться наказания для тех, кто, по ее мнению, погубил первую дочь.

Последние новости

Еще интересные новости