Жители Челябинской области хранят память о 249-й эстонской дивизии

Премьер-министр Эстонии обвинил Россию в несоблюдении международного права. Об этом Таави Рыйвас заявил накануне в Хельсинки на встрече с финским коллегой Александром Стуббом. Это уже не первый выпад руководства прибалтийского государства в сторону нашей страны: эстонцы то выступают за продление санкций, то просят НАТО разместить на их территории больше военных. Между тем в маленьком южноуральском селе Непряхино уже больше 70 лет бережно хранят память военных из 249-й эстонской дивизии. Ухаживают за братской могилой и за мемориалом, который, кстати, был установлен на российские деньги. 

По щекам между морщинками катятся слезы. У трагедии нет срока давности. Когда здесь, на южноуральской земле, умирали эстонцы, ей было двенадцать лет. Маленькая Маша с другими девчонками приходила сюда и бросала цветы в братскую могилу, помогала хоронить. На протяжении многих лет местные жители проводили здесь субботники и просили об установке мемориала. 

Глава администрации Непряхинского сельского поселения Чебаркульского района Валерий Лобин вспоминает: “Они на каждом сходе меня просили и главу района, и депутатов сельского поселения, и депутатов районного совета, обращались всегда, что надо увековечить. Потому что если не будем помнить то, что было, это плохо”. 

Валерий Лобин осторожно перелистывает бесценные списки – данные недавно восстановили челябинские поисковики. Фамилия, имя, отчество, дата и причина смерти. Почти всегда 42-й год. В основном – туберкулез, воспаление легких, дизентерия, пеллагра. Военные из 249-й эстонской дивизии были либо эвакуированы в уральскую глушь, либо высланы как диссиденты. Здесь они рыли осушительный канал, заготавливали древесину, умирали от болезней, истощения, тяжелого труда. Это самая большая братская могила в Челябинской области, здесь похоронены девятьсот эстонцев и тридцать наших красноармейцев. Но для жителей Непряхино не было и до сих пор нет разницы. “А нам жалко было, – говорит Мария Фалькова, старожил села Непряхино. – Они же люди и мы люди, и до сих пор жалко. Мы смотрели и плакали, сколько слез пролили. Мы не хотели эту войну”. 

Мария Фалькова – единственная из оставшихся в живых непряхинцев, кто видел массовую гибель эстонцев своими глазами. Чужие сломанные судьбы стали для нее личной трагедией. До сих пор она приходит сюда поклониться погибшим и повторяет как молитву: они не виноваты. Представители Эстонии к воинскому захоронению, по свидетельствам очевидцев, приезжали только раз. Облагородили и забыли. Непряхинцы – помнят. Сейчас, когда стали известны точные данные, они просят расширить мемориальный комплекс – установить здесь мраморные плиты с фамилиями погибших.

Последние новости

Еще интересные новости