Южноуральские криминалисты готовятся к юбилею своей службы

Их работа не связана с перестрелками и погонями. Но без них не может обойтись ни одно расследование. Криминалисты южноуральского ГУВД готовятся к юбилею своей службы. Девяносто лет назад в Кыштыме произошло первое убийство, которое помогли раскрыть местные криминалисты. С тех пор технологии далеко шагнули вперед.

Справа — новый вентилятор, слева — то, во что он превращается после пожара. Только эксперт-криминалист может вот так, затаив дыхание, замереть над обугленными проводами и кучкой пепла. У него тут каждая пылинка на вес золота. Приглядываясь и принюхиваясь он пытается поймать мгновение из прошлого. Что случилось раньше: короткое замыкание, а потом пожар, или наоборот? За ответом на этот вопрос прячется причина возгорания — поджог или случайность. Через стенку в это время решается другая головоломка: криминалисты сравнивают звуки. Для них это тоже вещественные доказательства, которые помогут найти преступника по голосу.

В соседнем кабинете еще одна мастерская, для дилетанта похожая на лаборантскую учителя анатомии. Здесь специалисты с полувзгляда на череп определят пол, расу и возраст человека, а потом нарисуют его портрет, чтобы сравнить результат. Например, с фотографией пропавшего без вести. По соседству еще более сложная задача: эксперты пытаются «склеить» два преступления маленькими обрывками скотча. «Фрагменты липкой ленты, которые были обнаружены на одном и на другом месте происшествиях, нам нужно их сравнить», — разъясняет Елена Севостьянова, эксперт-криминалист.

Одна из самых сложных экспертиз — анализ ДНК. Здесь буквально по крупицам собирают все о преступнике. С такими уликами не поспорить и не переложить вину на кого-то другого — генетический след уникален, значит, его мог оставить только один человек на планете. Медико-биологический отдел поможет найти убийцу, даже если труп исчез. «Следы крови человека, оставленные на данном месте происшествия, могли произойти от матери, либо от отца, либо от супружеской пары, — поясняет Дмитрий Зайцев, эксперт медико-биологического отдела. — И при отсутствии трупа мы можем привязать место происшествия к этому происшествию и соответственно, определенных людей».

У каждого из них — своя коллекция запахов, звуков, взрывов или почерков. Они учатся на ошибках преступников, чтобы найти того, кто, казалось бы, не оставил никаких следов. Южноуральские Шерлоки распутывали клубки улик в деле «златоустовского паука» и «коркинского потрошителя». Их штат сегодня на весь Южный Урал — всего триста сотрудников, о каждом можно снимать фильм. Только не такой, как модные сериалы. «Если бы кто-то из экспертов хотя бы в одном эпизоде по раскрытию преступлений поступал так как в одном из фильмов сериала, на другой день против него скорее всего было бы возбуждено уголовное дело», — считает Сергей Кирдяшкин, начальник ЭКЦ ГУВД по Челябинской области.

Они приходят на место преступление первыми и уходят последними. Их служба, может, и не опасна — она не связана с погонями, перестрелками или допросами. Но от этого не менее трудна. Криминалисты имеют дело с вещами, а не с людьми, но от их работы напрямую зависит жизнь человека.

Последние новости

Еще интересные новости