Литейное предприятие не дает каслинцам молиться

Плавильная печь — в ризнице, кабинет директора — в притворе, столовая для сотрудников — в алтаре. Каслинский храм Успения Божьей Матери официально возвращен церкви больше 15 лет, однако до сих пор здесь не молятся, а работают литейщики.

В специальные формы литейщик Михаил заливает раскаленный чугун. Крышку прижимают с двух сторон, чтобы металл, остывая, ее не приподнял и не потерял форму. Сквозь щели вырывается синее пламя — это выходит угарный газ. Изготовление ажурных решеток происходит в самом настоящем храме.

Его построили еще в XVII веке при машзаводе. Во время пугачевского восстания деревянная церковь сгорела дотла. Примерно в 1770 году храм возвели снова, уже из камня. Полтора века здесь молились, крестили и отпевали, а потом началась массовая борьба с религией. Та часть храма Успения Божьей Матери, где находился алтарь, была самой главной, сюда могли заходить только священнослужители. В 30-х святое место занял тарный цех Каслинского машзавода.

Довольно долго в алтаре делали коробки и ящики под продукцию военного назначения. В 1992 году помещения бывшего храма у машзавода арендовал кооператив литейщиков. Стены толщиной в метр и крохотные помещения не позволили использовать механизацию, почти всю работу до сих пор делают руками. Больше тысячи видов скульптур, оград, крестов, столбов. Лестницы местного производства есть даже в Москве на Рублевке. При этом каслинцы уже много лет мечтают здесь молиться. «Прихожан будет достаточно, — уверен отец Георгий, настоятель храма Вознесения Господня. — На закладке этого камня присутствовало очень много народа: и из Снежинска, и из Уфалея, и из Кыштыма, и из Озерска приезжали люди».

Памятный камень о начале восстановления храма заложили несколько дней назад. Вот только начать работы нельзя, пока храм не освободят литейщики. Они не против переехать и уже даже нашли для себя новое помещение. «Чтобы туда перейти, нужны большие деньги, — объясняет Николай Мурашкин, генеральный директор литейного предприятия. — Чтобы не все это барахло (еще довоенное) везти за собой, надо что-то приобрести новое. Для того чтобы это сделать и все перевезти, надо 15-20 миллионов рублей».

К этой проблеме добавляется еще и отсутствие в новом помещении газа. Его подведение вместе с закупкой оборудования может занять несколько лет. Когда в храме перестанет гудеть печь, во сколько миллионов обойдется реконструкция и сколько времени она займет? Учитывая, что храм снова стал храмом 15 назад, но до сих пор ничего не изменилось, ожидание прихожан может растянуться на годы.

Последние новости

Еще интересные новости