Сильва, ко мне!

Корова Сильва в рассказах о животных

1995 год. Живопись – 5. Графика-5. Диплом на руках. Можно замуж. И обязательно – в тайгу, в деревню, в глушь. На свадьбу вместе с тройкой поросят подарили телку. Назвала Сильвой.

Деревня зажмурилась: какой – такой Кальман в стаде. Морды кривили, но хоть у виска не подкручивали… ну «чё» городская… (Я свекрови своей деревенской и без Сильвы не особо нравилась. Ждала она рабочую лошадь для хозяйства, а досталось существо, которое могло корове бок под хохлому расписать и поросятам полонез Агинского с помарками сыграть).

Я честно взялась за «скотскую» свою жизнь. Научилась заваривать дробленку трём хрякам, и таскать «королеве чардаша» навильники (Прим. ред. Охапка сена, которую можно поддеть вилами). Наколю полкопны и водит меня с вилами по двору, как волка со штангой из  «Ну, погоди!»

Сильве, собственно говоря, плевать было на мое позорное нехозяйственное прошлое. Будь я хоть первой дояркой в совхозе – она продолжила бы наступать мне на ноги, бодать под настроение и валить из стада прямо на совхозное поле мимо меня, делая вид, что она меня не знает. Корова была удивительная даже для своего племени, ну, такая… вся на своей планете.

Потому жизнь с Сильвой была ни сколько не трагедией – опереттой с рядом вполне жанровых недоразумений. Свеклу у соседей две весны сжирала. Шторы новые, атласные каждую стирку разжевывала.

Настало время Сильве телиться. А рядом – ни одного зоотехника. Я стартанула по родственникам – никого. Я в стайку, а морда у Сильвы такая, будто внутри неё Дарт Вейдер световым мечом машет. В глазах ужас, вроде и корова – не человек, а ко мне жмётся, помощи просит. А я чего могу, я только – только навоз кидать в длину научилась.

Думаю, в тот момент она меня и за Сильву простила, и за Марию Каллас на весь огород.

Но помощь подоспела вовремя. Телёнок шел задом наперед – за ноги его подвязали и выдернули. Вот только после родов Сильва моя совсем ополоумела. Я по первости, с литровой банкой вокруг неё, как возле елки скакала. А что делать? Поставлю табуретку, сяду…только ведро под вымя…, а она берёт и на меня ложится. Раза два так резко, что я выскочить почти не успевала.

 Могла эта мымра рогатая мне все кости переломать…, а подарила самые замечательные моменты жизни. (Многие ли в жизни корову имели, ну или она их).

Те, кто считает, что очарование природы – это маленькие котята-британцы …ошибается. Самое то чудо – трехдневный теленок. Не налюбуешься, как он на свои косиножки с трудом встает, умиляешься, когда за пальцы вместо титьки хватается. Но главное – эти неповторимые телячьи ресницы!! Кстати, я больше не рисковала,  теленка-красавца Афоней назвала. Думаю, котлеты из него не пахли ни Штраусом, ни Легаром.

    

Последние новости

Еще интересные новости